Psyberia.ru / Территория познания /

Что такое ревность?

Психология – удивительная штука. Спросишь какого-нибудь психолога о том, что такое плакатор, и он тебе сразу растолкует, что это за плакатор такой. Всю жизнь прожил и ни про какого плакатора слыхать не слыхивал, а тут вот оно как, оказывается. Или анальный эротик еще какой-нибудь, прости господи. Ну а раз всего этого не знаешь, то вроде бы как полный неуч и даун позорный получаешься, чему тебя только в ВУЗе учили, спрашивается!

А теперь зададим вопрос чуть полегче: а что такое ревность? И узнаем много интересного о том, как люди от нее невыносимо мучаются, выясним статистику ревнивцев и полезные методики терапии ревности. Хорошо, мы поняли, что нас не поняли. И теперь повторим вопрос: а что такое ревность?

Молчание ягнят. Я перерыл в своем архиве несколько тысяч умных документов, пытаясь найти ответ на свой вопрос, и не нашел ничего вразумительного. Ничегошеньки. Ревность представляется настолько самоочевидной штукой, что все сразу берутся от нее избавлять, не сочтя за труд объяснить, что же это, собственно, за явление такое прилипчивое. Самое увесистое в объяснениях – красивые слова разнообразных могучих философов. Вот вам, к примеру, одно менторское определение.

 

Ревность – это такая страсть, которая ревностно выискивает то, что причиняет страдание.

Получается щекотливая ситуация: десятки или даже сотни миллионов людей, переживающих чувство ревности, – этакие дебилы, которые делают это явно преднамеренно и вожделенно, и сами же от этого беспощадно страдают. Вы согласны с таким истолкованием, друзья мои?

Безусловно, такой обидной буквальности можно избежать, представляя себе ревность как некоторый гадкий психический вирус, который накидывается на человека и нещадно его мучает. То есть человек вроде и не виноват совсем, он весь белый и пушистый, а виновата во всем одна только ревность. Дохтур, я вроде бы не хочу его ревновать, а хочу только его любить и радоваться жизни, а мне все ревнуется и терзается помимо моей воли.

Так что же такое – ревность?

Любовь и ревность частенько складывают на одну полочку, и это справедливо: ревность на почве любви есть единственный вид ревности, который позволяет открыто выказывать все свои претензии и обиды субъекту, провоцирующему чувство ревности. Есть куча других ревностей: например, ревнивое отношение к успехам своих сослуживцев, или к хорошим отметкам у сокурсников, или к популярности лидера, захватывающего внимание и любовь окружающих. Но во всех этих случаях никто и пикнуть не посмеет в адрес того, кто чуть более успешен, симпатичен, везуч. Это ваши проблемы.

А вот допрашивать мужа с пристрастием, или колотить жену, впав в очередной приступ ревнивой подозрительности, – вроде бы как нормально. Нет, плохо, конечно, но ни у кого эта ситуация не вызывает чувства недоумения: а в чем дело, собственно?

Вы принимаете претензии от менее успешных, чем вы? Чего это ты, такой и разэтакий, во всех смыслах лучше меня? Думаю, что пожмете плечами или покрутите пальцем у виска. А вот "наезды" на близкого человека таких реакций не вызывают, и, в какой-то мере, им самим и оправданы. Кажется, что человек имеет право на допрос с пристрастием: где была и на кого глаз положила, любимая? Отвечай быстро и смотри мне в глаза. В глаза смотри, я сказал!

Включим машину времени и вернемся куда-нибудь к древним сообществам. Предположим, что на горизонте у первобытной семьи появился некоторый мужской особь, вожделенно поглядывающий в сторону сложившейся пары. Что тогда сделает супруг? А возьмет он, мои дорогие, дубинку из слоновой кости и огреет особя по хребту, чтобы не лез к чужому очагу в теплую личную жизнь. И будет жить себе дальше, в беспокойстве, быть может, на предмет будущих посягательств, но без всякой ревности и уж тем более без претензий к своей супруге.

То бишь, скажем просто и понятно: ревность – это агрессия. Это агрессия, направленная в сторону потенциальных конкурентов. Доказательством моих слов служит хотя бы то, что, накаливаясь и распаляясь, ревность и превращается в чистой воды агрессию, а она иногда доходит не только до битья посуды и истерик, но и до побоев, и даже – до убийства. Как в нетрезвом, так и в совершенно трезвом, но уже в невменяемом виде.

Первичный импульс агрессии всегда распространяется только на конкурента и не должен задевать субъекта ревности. Однако, получается совсем наоборот, и агрессия становится направленной именно на того, кого хочешь защитить от посягательств или предотвратить их на корню. А почему? А потому, что агрессию на конкурента вы не можете выказать по определению, это запрещенное обществом действие.

Что сделает мужчина, узнав, что у его женщины появился любовник? Или что сделает та женщина, которая узнает, что ее мужчина завел себе любовницу? "Выцарапать глаза" или "вызвать на дуэль",  – это образы из прошлого. За любое чрезмерное действие – упекут за решетку на энное количество лет. Ситуация в каком-то смысле тупиковая. Остается лишь звонить по телефону и разражаться проклятиями и громами с молниями. Да и это еще в лучшем случае. В большинстве же – человек кидается на единственно возможный объект, вымещая свою агрессию на того, кого он, по идее, должен защищать. Больше не на кого. На себя самого, – уж как-то совсем труднопостижимо. Хотя и это тоже встречается.

Кстати, вот вам и вполне внятное объяснение, почему многие преданные и верные при малейших задержках любимого с работы вдруг начинают живо и красочно воображать все самые кровавые подробности того, как он попал в аварию, или на него напали бандиты и жестоко избили. Агрессивный акт – он похож на пар в кипящем котле (многие психологи почему-то не любят этого сравнения), и он, так или иначе, найдет себе выход. В форме битья посуды, пощечин или красочных картин, как любимого жестоко переехало трамваем. После битья, рукоприкладства и кровопускательных сцен – сразу становится на порядок легче, не правда ли?!

Ревность по своей сути очень похожа на раздражение (о котором мы с вами уже говорили) – ситуация та же самая: явно бесит определенное положение вещей, а изменить его мы не имеем ни права, ни возможности, ни силы. Стояние в очереди, например. Вы хотите сразу купить и не стоять, но стоять приходится, и нет ни одной причины и повода изменить эту ситуацию. Явная агрессия изо всех сил подавляется, и мы получаем раздражительность, – нечто такое аморфное и неопределенное: злюсь и бешусь непонятно почему и зачем.

Вот и ревность примерно то же самое: это агрессивная экзальтация, которая подавляется личностью до уровня, который она считает приемлемым. И побитая ревнивцем жена – это подавленное желание набить морду сопернику. Побитая посуда – подавленное желание и сцепиться с соперницей, и накинуться на мужа. Ну и так далее. Можно заподавляться так, что агрессия будет вымещаться на самого себя, и это проявится в форме заболеваний или еще как-нибудь.

И что делать?

Итак, я подчеркиваю это: истинная ревность всегда является враждебностью по отношению к своим конкурентам. Это касательно не только ревности на почве любви, но и вообще к любому типу ревности (которые я перечислял выше, и о которых, при желании, можно поговорить в следующий раз).

Чем сильнее подавляется враждебность и агрессивность (такое подавление одобряется и поощряется обществом), тем сильнее будут выражены все подавленные феномены агрессии: это ревность и раздражительность. При этом, я думаю, всем самоочевидно, что потакание агрессивным импульсам очень быстро приведет к плачевным результатам. И получается, что агрессию плохо и выражать (запрещено обществом) и подавлять (приводит к весьма значительным трудностям психологического плана, большому напряжению, требующему огромных усилий, чтобы не допустить нервного срыва или истерики). А что тогда делать?

Вам нужно знать пару вещей. Первая из них сказана выше, и я лишь повторюсь: ревность не направлена на объект ревности по определению. И атаки ревнивца на вожделенный объект означают, по сути, его признание в неконкурентоспособности, его отказ от всякого рода соперничества (люби меня такого, какой я есть) и перекладывание ответственности за свои неудачи или неспособность измениться на этот объект. Так алкоголик навязчиво упрекает жену в изменах, или супружница в дырявом халате и вечных бигудях на голове (узнаете анекдотические персонажи?), подбоченясь, требует у мужа отчета за каждый час его опоздания.

Здесь очень важно отметить и тот факт, что чем более человек ощущает свою конкурентоспособность, тем менее он ревнив. Возможно, это не стопроцентно справедливо, но для большинства случаев – так оно и есть.

Соответственно, правило первое: если вы хотите избавиться от ревности, то работайте над своей самооценкой и уверенностью в себе. Изменяйтесь в лучшую сторону!

Второе: агрессивное побуждение, которое закладывает фундамент для нашей ревности, да и вообще все агрессивные импульсы в целом, – это тупые биологические стимулы, лежащие в основе естественного отбора. Разрядка агрессивного импульса психологически ощущается как решение проблемы, хотя, на самом деле, проблема, скорее всего, только усугубится. С другой стороны, если препятствовать разрядке агрессивного импульса, направленного на враждебный объект, то это приводит к агрессии на дружественные объекты или даже на самого себя. Что делать?

Поэтому, правило второе: не позволяйте вашим агрессивным импульсам разряжаться на дружественные вам объекты, – но атакуйте виртуально враждебные объекты!

Это можно сделать двумя путями. Первый путь – магический: атакуйте своего конкурента через посредничество полевых структур (если, конечно, вы в них верите, и если умеете работать с ними). Второй путь – виртуальный: атакуйте враждебные объекты в своем воображении! Здесь вы ничем не ограничены и можете позволить себе очень красочно вообразить самые кровожадные и беспощадные садизмы, которые вы устроите вашим недругам. И я думаю, что это более полезное занятие, чем воображать, как мужей или травмирует трамваем, или их бьют хулиганы.

При этом совершенно неважно, существует ли такой конкурент, соперник в реальности или же это всего лишь ваша фантазия. Это уже безразлично. Виртуальная агрессия одинаково эффективна и против реальных, и против вымышленных конкурентов, ибо ее первичный смысл, – позволить себе сполна удовлетворить агрессивный импульс, достичь разрядки и удовлетворить природные инстинкты, – безобидным и цивилизованным образом.

Разумеется, я не претендую на то, что все вышесказанное одним побивахом разрешит все ваши ревности, ревнивки и ревнушки. Но вот переосмыслить и лишний раз задуматься о природе тех чувств, которые вы испытываете, очень не помешает. При этом вполне возможно, что сила и интенсивность ваших переживаний ослабнет или приобретет менее болезненные для вас качества. Плюс всегда можно отоварить всех врагов и вражин виртуальной дубиной, или виртуальной серной кислотой, или виртуальными надругательствами любого рода, – это дает невыразимое душевное облегчение.

Вит Ценёв скачать статью распечатать