Psyberia.ru / Заметки на полях /

Случай полковника Буданова

Итак, доктор, вопрос у меня простой и понятный: а вот скажите, что будет, если в моем замечательном организме начнет недоставать кальция? Насколько я понимаю, у меня обнаружатся всякие недоразумения вроде тех, когда ногти ломаются, кости становятся хрупкими, пародонтоз, ранняя седина, и многие другие безобразия. Правильно?

Да, все верно. Но это далеко не все симптомы недостатка кальция в вашем организме. Я мог бы еще назвать такие, как остеохондроз и остеопороз, или повышенную раздражительность, нервозность, агрессивность и…

Агрессивность?

Да, агрессивность.

Ок, замечательно! Вы даже представить себе не можете, как это здорово, что недостаток кальция обнаруживает у нас такую вещь, как агрессивность. А вот извольте ответить, доктор, что будет, если в моем организмикусе точная и мудрая медицина доподлинно выявит недостаток цинка?

Цинк – важный и незаменимый элемент человеческой жизнедеятельности. Он незаменим для генной экспрессии и метаболизма нуклеиновых кислот, а соответственно и всех процессов клеточного роста и дифференциации. Он является структурным компонентом биологических мембран, клеточных рецепторов, протеинов, входит в состав более чем 200 энзиматических систем.

Вы сами-то поняли, что сказали? А нельзя ли попроще?

Основными признаками дефицита цинка являются: гипоцинкемия, анемия, замедление роста, задержка полового развития, частичная недостаточность функции надпочечников, анорексия, сухость и гиперпигментация кожи, нарушение восприятия вкуса и запаха, длительное заживление ран, плохой аппетит, нарушенный иммунный ответ.

Эх, безобразие какое. Столько всяких наивреднейших последствий от какого-то несчастного цинка. А скажите, добрый доктор Айболит, я могу понимать все это так, что недостаток любого жизненно важного вещества ведет к самым разнообразным последствиям, проявления или симптомы которых доподлинно описала наша медицина? Витамины, минералы? И всякие другие сложные органические соединения. Правильно?

В принципе, все верно. Я не утверждаю и не могу утверждать, что медицина знает все, но она знает очень многое и может дать ответы на ваши вопросы.

Хорошо. Тогда у меня вот такой вопрос: могу ли я сделать так, что в моем организме цинк или кальций вдруг начнет производиться в достаточных количествах без всякого лечения извне, таблетками или еще как-нибудь? Например, усилием воли? Или с помощью очень глубокой медитации? Или посредством водных процедур и контрастного душа? Возможно ли такое?

Я очень сомневаюсь. Если ваш рацион питания беден кальцием, цинком или витамином С, то вы не восполните его, – ни с помощью усилий воли, ни посредством аутогенной тренировки.

Хорошо. Вы не поверите, доктор, но ваши ответы меня искренне радуют. Могу ли я иначе переформулировать ваш тезис и обозначить его вот так: человек не в состоянии повлиять на существующие у него симптомы до тех пор, пока он не восполнит недостачу того или иного металла, витамина или микроэлемента, жизненно важного для его существования? И если, в силу тех или иных причин, я не восполняю свой организм этими веществами, то я обречен на развитие и дальнейшее усугубление симптоматике и заболеваниям, которые свойственны этому дефициту? Правильно?

Да, это правильно! Вы не можете взять эти вещества из ниоткуда. Вам нужно восполнить тот дефицит, который у вас имеется, и тогда все придет в норму.

Отлично. А теперь, доктор, представьте себе две похожих ситуации: в одном темном переулке вы два раза столкнулись с человеком, который ведет себя по отношению к вам агрессивно. В первом случае человек не пьян, не обкурился, и он совершенно здоров. Ну, черт его знает, почему он полез к вам драться. Во втором же случае вам доподлинно известно, что этот человек абсолютно сумасшедший. Какая ситуация пугает вас больше?

Пожалуй, вторая: ведь поведение сумасшедшего совершенно непредсказуемо и пугает больше. В первом же случае мне тоже, допустим, страшно, но там, как минимум, я могу понять его цель, а во втором, – цель мне неизвестна. К тому же я не знаю, как можно договориться с сумасшедшим, на каком языке с ним разговаривать, к чему апеллировать.

Превосходно, но вот тогда вам другая ситуация: два человека, которые для вас примерно равны по характеру, натуре, привычкам, пристрастиям, и прочему, вдруг взяли да и отоварили вас бутылкой по голове. Но в первом случае один из этих человеков был в стельку пьян, а другой – совершенно трезв. Кого вы потом будете бояться больше и какой вывод из этого сделаете, а?

Естественно, я буду больше бояться того, кто сделал это в трезвом виде, ибо сделал он это совершенно осознанно и явно против меня. С тем же, кто сделал это в пьяном виде, я не буду больше участвовать в питейных мероприятиях, это чревато. Но я знаю, что он сделал это в состоянии алкогольного опьянения и это меня успокаивает. Может быть, он с кем-то меня спутал? Откуда я знаю, что на него нашло, ведь трезвый он так не поступает.

То есть, другими словами, вы мне хотите сказать, что есть весьма высокая вероятность того, что человек сделал это под воздействием алкоголя, – не имея желания так поступить по отношению к вам? Вряд ли он хотел этого, правда?

Я не знаю, может быть, и хотел. Но я могу думать, что это была случайность. И я также знаю, что на трезвую голову он так не поступит.

В некотором роде вы говорите о том, что в состоянии алкогольного (и наркотического тоже, верно?) опьянения человек не может нести ответственность за свои поступки? Я правильно вас понял, доктор?

Нет, он несет ответственность за то, что он сделал.

Да нет, я не о том, погодите вы! Понятно, что он, огрев вас бутылкой по голове, несет ответственность за то, что он совершил. Если вы, конечно, обратитесь в соответствующие его деянию структуры. Я спрашиваю: несет ли он ответственность за то, что он совершает в момент алкогольного опьянения?

Есть множество людей, которые выпивают равные вашему случаю дозы алкоголя, и потом никого не бьют по голове бутылкой и ложатся спать.

Вот черт, вы опять за своё! Смотрите: предположим, человек принял дозу алкоголя, какая по всем медицинским нормам приводит к летальному исходу. И, ясно дело, помер. Ну так вот, человек несет ответственность за то, что он откинул копыта? Может ли он, например, взять и решить, что он умирать не будет, а еще очень даже поживет? Может ли он одним усилием воли или опять же медитации воспрепятствовать алкогольному отравлению? А?!

Нет, не может.

Вот видите! Алкоголь действует на человека строго определенным образом, доподлинно вам, как медику, известным, и если этот образ предполагает смертельный исход, то он, безусловно, наступит. И человек это не способен контролировать. Вы же сами говорите: если в моем организме дефицит кальция, то я буду нервничать. Я могу тренировать волю или характер сколько угодно, но пока у меня есть дефицит кальция, я обречен на невроз. Верно?

Смотрите, доктор: да, верно, я могу восполнить некоторый дефицит вещества в организме, или же, напротив, могу позаботиться о том, чтобы присутствие некоторого вещества в организме не было чрезмерным. Но пока вещество или хронически отсутствует, или же, напротив, столь же хронически присутствует, я не могу и не способен изменить то положение вещей, когда дефицит или профицит химически важных веществ приводят меня к определенным психофизиологическим реакциям! И если у меня дефицит кальция, то я нервничаю, если дефицит цинка, то я плохо сплю и ощущаю угнетенность аппетита. Если у меня в крови много алкоголя, то я, пожалуй, помру, а если же его некоторое количество, то я огрею вас по голове пивной бутылкой. И я не несу за это ответственности, верно?!

Нет, несете!

Каким именно образом? А вы несете ответственность за то, что кожа на ваших ладонях шелушится? Что это значит? Авитаминоз, батенька! Как вы можете нести ответственность за то, что вы не в состоянии отменить? Вы же сами говорите, что это неизбежный процесс, и пока дефицит или профицит вещества в организме имеется, последствия не зависят от вашей воли и желания. Если человек этим не управляет, то почему он несет за это полную ответственность? У меня мало кальция, и я испытываю агрессию. Я хочу ее испытывать? Нет, не хочу. У меня еще меньше кальция, и я очень зол. Его еще меньше, и я, пожалуй, совершаю что-то очень плохое. Хочу ли я этого? Нет. Но это происходит. Помимо моей воли.

Я к чему все это клоню, доктор? Предположим, я адвокат, и у меня есть такой случай, где один человек взял и да погубил жизнь другого человека. Психиатрическая экспертиза не выявила у него никаких отклонений. Никаких оправданий человеку нет. Но я задаю себе вопрос: а, быть может, он и не виноват вовсе? А вдруг у него образовался резкий и острейший дефицит вашего кальция. Вот он взял и нарушил закон. А потом покушал пищи, богатой кальцием, и у него все пришло в норму, и вот он в полном недоумении относительно того, как все это с ним произошло.

Он несет полную и безусловную ответственность за то, что он сделал, не мне вам все это объяснять.

Хорошо, тогда я расскажу вам одну историю. Где-то в 60-х годах бодро процветала такая вещь, как лоботомия. И вот одному особенно агрессивному пациенту на излете его срока заключения ее сделали, чтобы, значит, стал добрым и уживчивым. Операция завершилась успешно, и пациент вмиг подобрел и стал ангелом. Некоторое время его наблюдали врачи, а потом выпустили на свободу, – все равно он добрый, и никому не причинит никакого вреда.

И все шло замечательно до тех пор, пока жена ангела не решила сходить с ним в театр. В этом городе был большой и красивый театр с огромной площадью перед входом. Добрый муж со своей супругой идут к входу через площадь, и вот именно тут и как-то вдруг ему, то есть лоботомированному мужу, страсть как захотелось помочиться. Что он, собственно, и сделал. Абсолютно не обращая ни на кого внимания. И, что самое главное, не видя в этом ничего предосудительного.

То есть человек стал очень добрым, но как-то враз разучился понимать, что мочиться посреди театральной площади как-то не принято. Естественно, его никто не винит в этом, так как у нас любой трезвый человек, который поссал на площади перед театром, будет назван не иначе как сумасшедшим, а человек, у которого в голове чего-то удалили, чтобы был очень добрым, – еще более тем более. Так что получается, дорогой доктор, что пока вы толкуете о болезнях и недугах, недостача цинка или магния все объясняет, но стоит человеку взять и помочиться в людном месте, как все списывается исключительно на недомогание ума, а не на отсутствие цинка или железа.

Или вот, пожалуйста, это с ваших же слов: некоторый среднестатистический гражданин от недостачи кальция начинает испытывать агрессию. Вы видите это естественным и хладно констатируете факт. Но при этом испытывать агрессию – это нормально, а дать вам по голове бутылкой, – это уже преступление. Вы не вините человека в том, что он ее испытывает, ибо сами говорите, что он никак на этот процесс повлиять не может, но как дело доходит до бутылки, он сразу становится беспощадно виноват, а вы умываете руки. Как же так?

Вот почему, например, вы ни разу не надумали отправиться в зал судебного заседания и не попытаться встать на защиту человека, которого, возможно, судят за то, за что он не может и не должен нести ответственность. Да, есть закон, по которому вы не можете делать того или этого. И это хорошо, если это ваш выбор и ваша личная инициатива. Было бы прекрасно, если бы люди не делали того, что не нужно делать. Но этого почему-то не происходит. А происходит другое: в то время, как вы достоверно обнаруживаете в крови агрессивных людей повышенное содержание тестостерона и радостно пишете об этом в научных журналах, какому-то человеку, который знать об этом не знает, зажаривают его мозги на электрическом стуле, – фактически за то, что у него в крови повышенное содержание тестостерона или дефицит кальция, и он ничего с этим не может поделать.

Не правда ли, очень странно: о том, как именно и почему человек испытывает агрессию, вы пишете в медицинских журналах, а о том, как он лупит вам бутылкой по голове, пишут уже в юридических документах. И как только дело доходит до второго, вы говорите: стоп, это уже не моя область компетенции, моя специфика, – признать агрессию, а уж измеряет ее пусть судебная инстанция. Разве это правильно? Психиатрия хотя бы разграничивает людей на вменяемых или невменяемых, в здравом уме или же не в очень здоровом, или же в совсем больном. Больных лечат, здоровых судят. Это справедливо. Но, быть может, есть и химическая невменяемость? Или какая-то генетическая невменяемость? Цинковая или кальциевая невменяемость?

А вот вам еще интересная баечка. Некто Джо Раш два года работал в мелком магазине как помощник. Работал, работал, а тут, – ба-бах! – обнаружили у него СПИД. Да ладно бы, если бы просто обнаружили, а то еще и в терминальной стадии. Ясно дело, хозяин этого магазинчика Джо Раша увольняет со всем причитающимся ему пособием. И продолжает себе торговать строительными смесями и клеем для обоев.

Наш Джо Раш, сильно обиженный на такую дискриминацию больного СПИДом, отправляется к адвокату, и они быстренько строчат исковое заявление в суд. А вы фильм "Филадельфия" не смотрели? Благо, что закон тут на стороне дискриминированных. Но дальше все немного не так, как в фильме. На предварительном слушании дела, которое Джо Раш должен был выиграть, – адвокат уже потирает руки в предвкушении своего гонорара, – владелец этого магазина вдруг выкатывает встречный иск, в котором не только опровергает претензии искодателя, но еще и высказывает встречные претензии на то, что потерпевшему (читайте: директору магазина) был нанесен как серьезный психический ущерб, так и финансовый, который за этим последовал (читайте: пошел тратить деньги на психологов и психиатров).

Все дело в том, что владелец магазина не имеет ничего против Джо Раша. Но он жутко боится СПИДа, в любых его формах и проявлениях. Он боится, что его заразят СПИДом посредством переливания крови. Он боится случайных ран или травм. Он боится, что его заразят кровососущие насекомые, – боится, хотя и знает, что это невозможно. Он боится СПИДа, потому что у него двое маленьких детей. Он боится, и ничего с этим не может поделать. Он ходит к психоаналитику уже полтора года, но результатов пока никаких. Его сводит с ума иррациональный страх к СПИДу.

Все это было на фоне того, что он знать не знал про СПИД, которым был болен Джо Раш, а когда узнал, – его страх превзошел точку кипения. Он пришел в ужас, и немедленно уволил своего работника. Да, именно по причине того, что Джо Раш болен СПИДом. При этом владелец магазина отрицает какой-либо факт дискриминации. Он не имеет никаких предубеждений против образа жизни больных СПИДом и причин, которые привели их к заражению. Он просто боится СПИДа. Ужасно боится СПИДа. И он не находит для себя возможным жить в постоянном ужасе ради того, чтобы эта буква закона о дискриминации приобретала все более и более каллиграфические качества.

Поэтому встречный иск был примерно такого свойства: он требует уважения общества и искодателя в частности к тем чувствам, которые он испытывает по объективным и никак не зависящим от него причинам, и к тому поведению, которое является следствием этих чувств. Он требует от закона свое право бояться, если ему страшно, ибо не находит в этом ничего противозаконного. И он также требует материальной компенсации за моральный ущерб, который был ему причинен, в размере нескольких сотен тысяч долларов.

Такая вот история. Конечно, я ее выдумал. Но это ничего не меняет. Однажды кто-то все равно догадается, что, соблюдая закон о дискриминации, он сам подвергается изуверской дискриминации. И тогда он отправится в суд, чтобы защитить свое право бояться. Ибо в таком обществе право на страх может оказаться ценностью, за которую ещё нужно побороться.

И вот, возвращаясь, ко всему вышеизложенному, мы получаем с вами весьма странные вещи: человек, который совершил преступление в состоянии алкогольной невменяемости, более виноват, чем тот, который сделал это осознанно. Хотя, по вашим словам, все должно быть немного наоборот, – верно? А человеку, который захлебывается в профиците тестостерона, или, наоборот, страдает от острой нехватки цинка, впаивают двадцать лет или пожизненное, – и, быть может, совершенно незаслуженно. Незаслуженно не потому, что он так поступил, а потому, что он никак все эти процессы не контролирует. Мы будем говорить на суде о его химической невменяемости?

Формулировочка вам не нравится? Вот, пожалуйста: преступная халатность, приводящая к полной биохимической недееспособности. Или еще как-нибудь. Важно здесь то, что человек поступил халатно, не скушал цинковую таблеточку. А то ведь сразу, – предумышленное и хладнокровное, расчетливое, с особым цинизмом? Так ли все это на самом деле? Сколько людей потом не находят ответа на простой вопрос: почему они это сделали?! Почему? Почему? Почему?

Знаете, доктор, я считаю, что преступников, получивших смертный приговор, – а ведь в США, где так обостренно развиты чувства гуманности и терпимости, они его получают, – их нужно приговаривать особым приговором. Знаете, каким? Замораживать их и хранить в криогенных камерах. Как минимум, до тех пор, пока мы не научимся возвращать их к жизни. Как минимум, до тех пор, пока вы, наконец, не дадите внятного и четкого ответа о том, за что человек несет ответственность, какова эта мера ответственности в свете всех последних научных достижений, как ее измерить, и как использовать эти метрики в суде. И вот только тогда, когда все это будет известно самым исчерпывающим образом, и когда я буду видеть вас на судебных заседаниях как нечто совершенно уместное, как сегодня уместно заключения психиатра, – только тогда я поверю, что мировая судебная практика является справедливой и непредвзятой.

Вит Ценёв скачать статью распечатать обсудить на форуме